VCV: Как создать сервис видеоинтервью с соискателями вакансий (и продавать подписку за миллион)

Представьте, что вы — рекрутер и вам надо найти нового работника в компанию. Вы размещаете вакансию на разных сайтах и получаете сотни резюме. Из них надо выбрать, скажем, 50, связаться с каждым соискателем, договориться о собеседовании и только по итогам проведенных интервью наконец определиться с новым сотрудником. На все это уходит много времени. Как можно сократить этот процесс?

От кастинга до рекрутинга

Как оптимизировать подбор персонала, Николай Волчков задумался семь лет назад, когда отбирал актеров для разных проектов. Продюсер решил вместе с другом, веб-разработчиком Ильей Лазученковым, сделать платформу, на которой потенциальные участники кастингов могли бы размещать свои видеорезюме. Идея быстро переросла в более масштабную: создатели решили не ограничиваться актерами и предложить портал для соискателей любых вакансий.

На разработку бета-версии платформы, по первоначальной оценке, требовалось около миллиона рублей. Впрочем, друзья быстро поняли, что этой суммы недостаточно, и стали искать инвестора. Благодаря своим связям в киноиндустрии, Волчков вышел на Сергея Кузнецова, совладельца авиакомпании Red Wings, который оценил идею и инвестировал в ее реализацию около 30 млн рублей, получив контрольный пакет акций.

Фото: Дарья Малышева

Через личные контакты Кузнецова к VCV пришли первые клиенты: «Кофе Хауз», «Почта России» и «Спортмастер». Компании надеялись получить новый источник соискателей. Идея себя не оправдала. Рекрутеры тратили на просмотр видеороликов больше времени, чем на прочтение текстовых резюме, а соискатели не хотели записывать себя на камеру:им было проще составить обычное резюме и разместить его сразу на нескольких сайтах поиска работы.

Интервью вместо резюме

В марте 2013 года соучредители VCV обратились за консультацией к Арику Ахвердяну, руководителю российского бизнес-подразделения по рекрутменту швейцарской компании SGS. Он предложил поменять концепцию проекта: вместо видеорезюме делать видеоинтервью. 

«На зарубежном рынке мы нашли похожие форматы, — говорит Ахвердян. —  Появилась уверенность, что и в России это может сработать». Партнерам так понравилась новая концепция, что они предложили Ахвердяну лично заняться «перезагрузкой» сервиса.

Как работает VCV версии 2.0

Рекрутер создает на VCV вакансию и настраивает параметры интервью: составляет список вопросов, устанавливает время на ответ — например, на прочтение каждого вопроса дается 10 секунд, а ответить на него нужно менее, чем за минуту. Таким образом, у соискателя нет возможности заранее подготовиться. Затем со специальной страницы рекрутер отправляет потенциальным кандидатам, которых находит вне системы, приглашение на видеоинтервью, по смс или на электронную почту. Кандидат переходит по ссылке в приглашении и записывает видеоответы. Рекрутер просматривает их и приглашает лучших кандидатов на собеседование.

Все видео хранятся на сервере VCV. Их можно пересматривать неограниченное количество раз.

Выигрыш во времени очевиден. Скажем, форма была отправлена 30 соискателям, им было задано пять вопросов и на каждый ответ давалась одна минута. В итоге рекрутер получит 30 роликов по 5 минут. На их просмотр у него уйдет не более трех часов. «Вы потратили бы 6 часов общения на те 28 человек, которых не пропустили, если бы не наш сервис», — гордо сообщает Ахвердян, рисуя в своем блокноте схему работы.

По словам гендиректора VCV, идея проекта как раз в том, чтобы экономить время, которое раньше специалисты по подбору персонала тратили на неподходящих кандидатов. В выигрыше остаются и наниматели, которым раньше приходилось просматривать все резюме соискателей, присланные рекрутером. «Сейчас вы просто кидаете ссылку на интервью нанимающему менеджеру — он смотрит видео кандидата с телефона, пока стоит в пробке. И сразу решает, нравится ему человек или нет», — говорит Ахвердян.

За первый квартал 2017 года, по данным самого проекта, было проведено 62 тысячи интервью.

Как монетизировали идею

По сути, VCV — это связующее звено между нанимателем и соискателем. Деньги сервис зарабатывает, продавая компаниям подписки на свой продукт. Есть, например, «годовой безлимит», который стоит, в среднем, чуть больше миллиона рублей. Есть также возможность купить доступ на месяц, квартал или полгода. Основные клиенты проекта — большие корпорации, поэтому самый популярный тариф — годовой. Некоторые компании поначалу покупают подписку, например, на три месяца, чтобы протестировать продукт. За 2016 год сервис видеоинтервью обслужил 75 контрактов на 15 млн рублей. Выручка увеличилась почти в два раза по сравнению с 2014 годом.

Арик Ахвердян

Фото: Дарья Малышева

Сервисов, подобных VCV, в России раньше не было. «Были рекрутерские агентства, и, в лучшем случае, у них были свои системы поиска сотрудников, а программ по селекшену кандидатов не было», — рассказывает Ахвердян. По его словам, многие компании первое время спрашивали: «Сколько кандидатов есть в вашей системе?». Сотрудникам VCV приходилось объяснять, что их сервис — не база данных, а инструмент. Чтобы показать разницу, Ахвердян приводит в пример известную компанию интернет-рекрутмента HeadHunter. «Территория этого сервиса называется source, а территория VCV — selection», — поясняет он.

Source и selection

Сайты, с помощью которых люди ищут себе работу, для компаний являются площадками по поиску кандидатов (source). А кадровые агентства или инструменты вроде тестирования — это площадки отбора (selection). «Основная боль компании — именно найти людей. — рассказывает Ахвердян. — Но этого недостаточно. Нужно еще отобрать кандидата». Когда вы занимаетесь рекрутингом в небольшой фирме, то выбрать из нескольких резюме несложно. Но если вы крупная компания и к вам приходят сотни заявок от соискателей, то здесь нужно использовать инструменты отбора. Для этого и существует VCV.

Уже спустя полгода после «перезагрузки» компания заключила контракты с тремя крупными клиентами — Sony, British American Tobacco и «Билайном», сначала на несколько месяцев, а потом и на год. Это было результатом работы Ахвердяна: он звонил потенциальным клиентам и рассказывал об изменениях в работе VCV. «У нас был дикий страх, что наше дело может не пойти», — с улыбкой вспоминает он. Но заработало сарафанное радио, сервис начал пользоваться успехом, и вскоре подписку купили Mars, «Балтика» и METRO Cash and Carry.

— Казалось бы, что нового можно придумать в подборе? Оказывается, можно, — говорит о работе с VCV представитель «Балтики» Наталья Дияк. — Причем сервис видеоинтервью, если использовать все его возможности, — это необходимость в арсенале рекрутера, работающего с удалёнными кандидатами. Мы используем его также для проверки презентационных навыков соискателей.

В 2014 году инвесторы поставили перед VCV задачу выйти на самоокупаемость. Помимо Кузнецова, вложившего в общей сложности около 70 млн рублей, к тому времени в проект инвестировал и фонд Talent Equity Ventures (сумма инвестиций не раскрывается, но известно, что фонд владеет 5% компании). Стартаперам пришлось наращивать продажи и урезать штат с 15 до 3 человек: Ахвердян, сам занимавшийся активными продажами и развитием бизнеса, один менеджер по продажам и один административный ассистент. Остальных сотрудников перевели на аутсорс.

Такой радикальный фокус на продажи позволил VCV в январе 2016 года выйти на операционную окупаемость, и с тех пор компания живет и развивается на собственные средства. Сейчас среднемесячная выручка проекта составляет около 2,5 млн рублей (в 2016 году было 1,5 млн), идет ежемесячный прирост. Прибыль в компании не раскрывают, но за 2017 год рассчитывают заработать порядка 40 млн.

Штат сотрудников увеличился до десяти: Арик Ахвердян, административный ассистент, 5 человек занимаются продажами и обслуживанием клиентов, два человека — маркетингом, один — поддержкой кандидатов. К 2018 году штат собираются расширить. Над проектом также постоянно трудятся 5 разработчиков.

Фото: Дарья Малышева

Финансовые результаты удивляют Ахвердяна: «Если взять все компании, которые могут пользоваться нашим продуктом, то их будет примерно 500 тысяч. И только с двумя сотыми процента мы работаем. Мы переживаем, что на наш рынок придут глобальные конкуренты, но пока этого не произошло, у нас есть время для развития. Самый большой риск состоит в том, что мы очень узкий продукт. Ведь VCV  — это не полноценный инструмент для отбора, а лишь небольшая его часть. Удивительно, что нам удалось добиться, чтобы корпорации сочли его необходимым и платили за него больше, чем за другие системы!» — признается Ахвердян.

Конкуренты

В России видеоинтервью занимаются также сервисы Pre-Interview и Skillaz, но создатели VCV не считают их конкурентами. «Мы соревнуемся с самим рынком — со старыми технологиями и подходами к рекрутингу», — говорит Ахвердян.

С ним согласен согласен гендиректор Skillaz Андрей Крылов: «Нас вряд ли можно назвать конкурентами, так как продукты мы делаем разные. Мы — платформа для автоматизации массового найма для крупных b2b-компаний». По его словам, Skillaz комплексно выстраивает процессы роботизированного поиска и оценки кандидатов, от первичного скоринга (классификации клиентской базы на разные группы) на сайтах по поиску работы и парсинга в соцмедиа — до digital-оценки и организации личной встречи.

Сервисы видеоинтервью активно развиваются и за рубежом. Так, американские компании Take the Interview и HireVue сумели привлечь десятки миллионов долларов инвестиций. Тем не менее VCV строит планы по выходу на зарубежные рынки, для чего готовится к новому раунду инвестиций. Руководство сервиса хочет начать с США и уже ведет переговоры с несколькими американскими фондами. Сумму необходимых инвестиций гендиректор VCV оценивает в $500 тыс — 1 млн.

Цель — стать глобальным провайдером услуг для больших корпораций. Международные компании в России обычно работают с инструментами, выбранными в штаб-квартире головной компании. Таким образом, российская компания уже сейчас конкурирует с глобальными игроками. В VCV говорят, что они участвовали в трех тендерах и проиграли международным компаниям только потому, что VCV — локальный игрок.

Сегодня два клиента компании готовы использовать VCV на других рынках и попросили перевести инструмент на английский, французский, итальянский и испанский. Выход на международные рынки за клиентом будет логичным и финансово оправданным, считают в компании.

С вами говорит бот

Пока же компания активно изучает новые технологии в сфере рекрутинга. Например, VCV уже создала аудиобота, который автоматически обзванивает кандидатов перед видеоинтервью, распознает устную речь и, в зависимости от ответа, выстраивает алгоритм общения. Бот может связываться за несколько минут с сотнями соискателей одновременно. Новую функцию тестируют «Сбербанк», «Ростелеком», «Билайн» и «Сибур». Например, «Ростелеком» пользуется ботом для автоматизации оформления новых сотрудников.

Илья Лазученков и Арик Ахвердян

Фото: Дарья Малышева

«Следующая вещь — это поисковый бот, — с воодушевлением делится планами гендиректор VCV. — В Америке уже пытаются делать такие, и мы стараемся не отставать». Эта программа сможет по заранее заданным критериям искать кандидатов по всему интернету.

Кроме того, в ближайшее время VCV планирует внедрить технологию распознавания лиц на видео, интегрируя уже готовые сервисы, как, например, FindFace или VisionLabs. «Для одного из клиентов мы уже провели тест на 500 видео, чтобы понять, как такие технологии применимы в отборе», — говорит Ахвердян. По его словам, другие готовые решения позволят VCV также собирать различную информацию о соискателях вакансий: их кредитную историю, зарплату за последние месяцы, данные из пенсионного фонда. «Не контактируя с человеком лично, можно иметь о нем всю информацию. Я думаю мы придем к такому уже через год, и это вполне законно. Вообще, мировой рынок HR движется к сокращению человеческого труда и в source-, и в selection-направлениях. И мы хотим быть главным игроком», — резюмирует Ахвердян.

Читайте нас в Facebook, Twitter и ВКонтакте.

Источник: http://incrussia.ru/bitrix/rss.php?ID=1&LANG=s1&TYPE=journal&LIMIT=8

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *